Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:26 

Луна в кармане

Люся_Зорина
Гениальность вдохновляет негодование
Исполнение заявки Axis Powers Hetalia One String Fest:

8-17. Америка/Россия. Почти любовь со стороны первого и тщательно скрываемое презрение со стороны второго. "Заблуждения, включающие в себя некоторую долю правды, самые опасные"

Бета: Doomstalker

«Я подарю тебе Луну, мой заколдованный принц», - конечно же, не такими заголовками пестрили американские газеты. Всё намного прозаичнее: «США первыми покорят Луну!» - вот что покупалось миллионными тиражами. В 20 веке романтике места не нашлось. А вот бомбам, ракетам и космическим кораблям – еще как.

У Альфреда глаза слипаются от недосыпа, а живот урчит на весь секретный ангар от восьми кружек кофе. Зато самая большая в мире космическая ракета радует глаз. «Подходящий размерчик, парни», - он хлопает по плечу склонившихся над чертежами двух ученых-механиков и выходит покурить на площадку. Мозг требует проветривания. Мысли в голове путаются от эйфории, перемешенной с нечеловеческой усталостью.

Вдох-выдох.

Никотиновый дым заставляет сосредоточиться. Альфред смотрит на небо. Звезды манят. Мечтать, что в ближайшие сто лет он до них дотронется, то же самое, что о Брагинском, отрекающемся от своего безумного коммунизма. Космос чем-то похож на Россию. Слишком непонятный, слишком глубокий, слишком недосягаемый. Неземной.
До того момента, как «заболеть» Луной, Альфред вставал каждое утро, шел на работу, трудился в поте лица только ради того, чтобы купить то, то, а ещё вот это. Его окружение, все, что он видел, слышал, к чему прикасался будто просилось: «Купи меня!».
Америка мастер рекламы и PR, продает и покупает себя каждый день. Зубная паста с новым вкусом, приборы для выведения блох у хомячков и многое другое. Хомячка у Америки не было, а вот новый вкус он всегда любил попробовать. По вечерам его города освещают тысячи разноцветных фонариков – призывают, привлекают внимание. «Купи у нас! Зайди к нам! Как вы живете без нашего товара?!».

Холодная война заставила сменить ориентир. Альфред получил цель, ради которой был готов перевернуть мир вверх тормашками.

За городом, где небо темное-тёмное, а звезды – яркие, он однажды увидел вместо созвездий рекламные слоганы: «Покорить! Захватить! Как ты жил без этого раньше?!».

Космос стал его идеей-фикс, его секретным средством по захвату Брагинского. Америка верил в свои силы и в силу технологий. Огромные амбиции зазорными не считал, поэтому цели себе ставил самые внушительные. Если он захватит Вселенную, то Брагинскому не останется ничего другого, как сдаться на милость победителя. Всё просто, господа!

Когда-то Альфред верил в сказки. Представлял, как он геройски разрушает чары, и злой демон превращается обратно в прекрасного принца. В Российскую Империю. Но прошло 50 лет со времен революции, а Брагинский по-прежнему слушать Америку не хочет, и возвращаться на «путь истинный» не собирается.

Америка делает последнюю затяжку, тушит бычок и возвращается в ангар. Россия должен оценить его поступок. Уже завтра Альфреду предстоит поиграть в супермена: на взлет и вперед!

***
Россия находит у себя на столе свежую газету с фотографиями американца и Луны. От взгляда на самодовольную улыбку начинают ныть зубы: «Космического оборудования как у дурака фантиков, а везти начало только сейчас».
Несмотря на то, что Джонс утащил у Людвига все космические разработки, какие успел, да и самого Людвига допросил с пристрастием, ощутимых результатов он смог добиться только через 20 лет.

Иван ухмыляется, вспоминая свой первый спутник. Тогда в 1957 у Америки рухнул доллар, и шеф проиграл на выборах. Россия долго смеялся над донесениями шпионов, в которых говорилось, что Джонс-параноик-хренов прятался под одеяло от страха, когда над ним пролетала маленькая «мигающая звездочка». Трус, жулик и угнетатель рабочего класса. Что взять?

Пусть Америка и не похож на карикатурного буржуя. Ни фрака, ни котелка, ни монокля. Только джинсы и футболка яркая. Каждый раз разного цвета. Поклонника золотого тельца, потребителя можно было в нем углядеть за километр.

Социализм и капитализм смотрятся друг в друга как в кривое зеркало. Агитация и пропаганда каждого смешались в коктейль покруче Молотова. Концентрированная ложь, разлитая по бокалам. Если впить на брудершафт, то при поцелуе прогремит атомный взрыв.

Армстронг, Олдрин и Коллинз улыбаются с газетной полосы. Иван не верит, что у этого выскочки наконец-то что-то могло получиться. Даром что богач и индивидуалист. Всё равно Советскому Союзу коллективными усилиями удавалось всегда достигать финиша на шаг раньше. Но, как назло, советские ракеты для пуска на Луну взрывались одна за другой, в то время как на другом конце Земли кое-кому прилуниться уже удалось.

Иван опускается в кресло у стола и, откинувшись на спинку, скрещивает руки за головой.
Интересно, чем ему это будет грозить от руководства. Выговором обойдутся или чего похуже придумают? Из-за резвого американца не сносить ему головы. Будь он проклят!

От грустных мыслей его отвлекает письмо, доставленное почтальоном. Марка на конверте со статуей Свободы заставляет поморщиться. Конверт вскрыт – спецслужбы даже не удосужились придать казалось бы личной переписке хотя бы видимость личной. На стол выпадает увесистая стопка фотографий с изображением Луны в разных ракурсах и что-то блестящее. Иван двумя пальцами берется за тонкую цепочку и вытягивает руку над столом. Серебряный месяц-кулон поблескивает отполированными гранями. Пальцы война и работника колхоза пару минут борются с изящным замочком, а потом раздраженно швыряют его в верхний ящик стола. Подобные вещи были ценны в досоветском периоде, теперь они Ивану не к лицу.

Он уничтожил Российскую Империю. И не жалеет.

Тот был слабаком, поэтому угнетал рабочий класс, не давал образование крестьянам. Боялся за свою шкуру. Но Америке почему-то Империя приглянулся. Они, должно быть, лучше понимали друг друга.
Иван презирал себя прошлого. А заодно и Джонса. Тому нравился тот глупый романтичный дурак, и стоило России поменять идеологию – Америка тут же отвернулся. Предатель и трус.

Рассматривая фотографии с видом Земли из космоса, Россия на обратной стороне замечает надпись, выведенную размашистым подчерком: «Она и вправду похожа на большую чернику». Иван улыбается нахлынувшим воспоминаниям. Он помнит тот момент, как раз перед революцией, когда они лежали под американским небом и рассматривали звезды. Америка тогда фантазировал, представлял, видно ли их инопланетянам из космоса. И махал рукой. Иван тоже махнул пару раз, на всякий случай.

Джонс жевал травинку, звезды отражались в стеклах его очков, которые он недавно начал носить. Пояснял, что для солидности.

- Вряд ли нас видно. Земля, наверное, оттуда похожа на большую чернику.

- Так бы и съел.

- Хэй! Имперские комплексы! Ты бы и меня слопал? В смысле, захватил?

По глазам видно, что он знает ответ, и поэтому смотрит так уверенно, и, черт побери, доверчиво. Россия четно отвечает:

- Нам нечего делить.

От воспоминаний об Империи настроение опять портится. Для ссоры двух сверхдержав понадобилась такая малость. Бывшие союзники схлестнулись не на жизнь, а на смерть на потеху всему миру. Америка просто не воспринял его новый облик. Не попытался проникнуться идеями.

Россия делает ещё несколько глубоких вдохов, чтобы отвлечься от засасывающей пустоты в груди. И начинает замечать пометки на снимках, сделанные шариковой ручкой на русском языке. Наверное, спецслужбы постарались.

Интересно, что они значат?

***
Убедить весь мир, что звезды зажигаются по взмаху руки Америки, проще, чем разубедить себя в обратном. Поэтому, когда Советский Союз запускает первый спутник, Альфред впадает в панику, а потом и в депрессию.
Людвиг здорово помог ему, но карта каждый раз не попадает в масть, и поэтому первые зверь, человек и женщина преодолевают земное притяжение не на его кораблях. Зато теперь, когда на Луне красуется его флаг (на реечке, чтобы лучше смотрелся), никто не посмеет усомниться в его могуществе и первенстве. Альфред ждет реакции Брагинского на письмо. Может, старые воспоминания помогут отбросить условности и признать, что тот не прав?
Институты пропаганды оккупировали все СМИ, а вместе с тем душу и мозг Америки. И тому ничего не остается, как подчиниться выбору своего шефа – истреблять красную заразу. Его друг и любимый заражен. И поэтому Америка считает своим долгом любыми способами его излечить.

Но пока все попытки тщетны.

Он почти уверен, что до сих пор любит того, чьи глаза полыхают фиолетовым огнем. Альфред почти уверен, что Империю можно вернуть, поэтому продолжает любить воспоминание.

Повторяя себе несколько раз на дню: «Заблуждения, включающие в себя некоторую долю правды, самые опасные», Америка, тем самым, пытается контролировать учащенное сердцебиение и расширение зрачков. В то время как ноги сами подгибаются, когда он слышит заветное имя: Иван Брагинский. На руках кончики пальцев начинает покалывать от возбуждения. Америка ругает себя последними словами, но поделать ничего не может. Воспоминания слишком живы в его памяти. Он вспоминает времена, когда они вместе скакали по прериям.

…Табун лошадей.

Америка старался удивить Россию своим умением обращаться с лассо. Набить себе цену, так сказать.

- Думаешь, это так просто?

- Но у тебя так легко получается.

У Альфреда руки дрожат от такой искренней похвалы и от непонятных бабочек в животе. Лассо выскальзывает и мажет мимо лошади.

- Дерьмо!

Россия только улыбается слегка. Альфред краснеет и извиняется тихо. Его опекун-джентльмен всё время, не стесняясь, использует площадную брань. Но почему-то при Иване хочется выглядеть самым лучшим. Но, как назло, всё идёт наперекосяк. Стоит Ивану посмотреть на него и улыбнуться, и Америка начинает вести себя по-идиотски. Он может засунуть в стремя не ту ногу, или и того пуще, упасть с лошади.

Только спустя какое-то время, после гражданской войны, они перестают чиниться друг перед другом. Иван снимает белые перчатки - Америка надевает джинсы. Если раньше каждый приезд Артура он ждал с нетерпением, то теперь Россию он начинает ждать, стоит кораблю отчалить от американского материка.

И когда Иван прибывает в очередной раз, то Америка, встречая его в порту, просто не может с собой совладать, и, вместо официального рукопожатия, крепко обнимает, а затем целует прямо в губы.

Он просто сильно скучал.

Действие настолько естественно, что если Россия и удивляется, то виду не подает. Только сжимает в стальных объятиях и спокойно отвечает на поцелуй.

И когда Альфред начинает опять дышать и соображать, то понимает, что… пропал.

Отпускать обратно Ивана не хочется безумно. Но не пленником же его делать? Они встречаются ещё несколько раз, а потом наступает 17ый год…

Тот красный маньяк с повадками варвара не похож на его возлюбленного Российскую Империю. Но внешность так обманчива… И Америка позволяет себе позаблуждаться ещё немного.

Когда приходит конверт из СССР, Америка дрожащими пальцами аккуратно его вскрывает. Можно было ожидать проклятий или вымученных поздравлений. На худой конец – угроз. Но не того, что было в письме: «Прекрасные спецэффекты. Передавай привет Голливуду. А я пока расскажу всему миру, кто стал вралем вселенского масштаба». На фотографиях обнаруживаются надписи со стрелочками: «Почему у космонавтов тени в разные стороны? В космосе ветра не наблюдал, отчего тогда твой флаг развевается? А что, на разный фон денег не хватило?».
В лёгких Альфреда не хватает воздуха от нахлынувшего «Не честно!». Он геройски провел операцию. С риском для жизни прилунился на хрупком кораблике, у которого стенку можно легко пинком ноги вышибить. Так торопился удивить! А ему не верят?!

Альфред с силой сжимает в кулаке фотографии. У него есть неопровержимые доказательства, и он немедленно попросит шеф о срочной командировке. Если до Союза не доходят намеки с украшениями в виде Луны, то он предоставит ему настоящую. Для такого случая украдет из лаборатории немного реголита - лунного грунта. Правда, за подобную диверсию можно получить по первое число. Но Альфред обещал, что достанет с неба Луну. Жаль, вся в карман не поместилась.

***

Заполнение документации – бич всех советских ученых. Иван который день пытается написать отчет про испытания новых «Марсоходов», но канцеляризмы не хотят складываться в унылые предложения. О неофициальном визите Америки ему известно. Также в «неофициальных» инструкциях свыше было сказано: «вести себя непринужденно», «на лунные провокации не поддаваться», «побольше улыбаться, и не так, как ты это делаешь на ядерных полигонах, Ваня». В итоге – встреча с объектом ненависти повисает дамокловым мечом. Всё бы хорошо, но лицемерить Ваня не любит. Тонко играть словами – это одно, а вот строить из себя само добродушие, когда руки тянутся сомкнуться на горле врага – совсем другое.

Плюс был только в том, что шумный американец своим приходом отвлек от никому ненужного отчета. Поэтому Россия при вошедшем госте всё-таки позволяет себе вздохнуть спокойно, отложить ручку и даже ухмыльнуться. Джонс самодовольно улыбается в ответ. Россия избирает тактику «Соглашайся с психом во всем». Был Джонс на Луне? Видел инопланетян? Разговаривал с королем Галактики? Да на здоровье! Главное, не заржать в голос.
Пока Иван раздумывает вставать ему для приветствия или капиталистическому лгунишке и так много чести, Америка резво обходит стол и, вытащив из кармана маленький мешочек, вытряхивает какой-то мусор прямо перед Иваном.

- Вот! Полюбуйся! Я…

- Ты совсем охренел, Джонс-твою-ж-мать?! – Россия мгновенно забывает о своей тактике, и резким движением сметает грязь с наполовину написанного отчета.

Америка ведет себя странно. Вместо того чтобы, как обычно, скалиться и орать в ответ, падает на колени и пытается собрать серую пыль с пола.

- Ты что наделал? Это же реголит! Я тебе его специально принес!

Брагинский даже не пытается отодвинуть ноги или помочь со сбором «ценных» доказательств. Он только скептически смотрит на мелькающую белобрысую макушку под его столом: «Как будто не пыль, а деньги просыпал, буржуй. Интересно, если его окликнуть, он резко поднимется?».

- Эй, Джонс?

Громкий удар головы о столешницу извещает Россию о верных подсчётах.

- Чё? - у Америки, кажется, даже слезы из глаз брызнули.

Он держится одной рукой за ушибленный затылок, другой прижимает к груди лунный грунт, перемешанный с советской пылью.

Иван с нежностью гладит добротный стол из мореного дуба.

- Луна через плечо! Откуда мне известно, что ты в лабораториях чего-нибудь сам не намешал, а теперь мне подсовываешь. А?

- Но я правда…

У России мелькает мысль: а ведь Джонс сейчас тут разревется.

Жалкое зрелище.

Как он только такого терпел? Нет, ему в качестве Империи стали, действительно, не доставало.

- Ладно-ладно. Слушай, а давай ты всё-таки ещё раз слетаешь. Я пока никому ничего говорить не буду…

- Да мне плевать на остальной мир! Ваня, я…

«А вот этого щенячьего взгляда я не переношу. Ну, чего он от меня добивается? Что ему надо?», - Россия из последних сил сдерживается, чтобы не сорваться и не начать III мировую. Потому что он не понимает, что происходит. Джонс обращается к нему «прошлому» или «настоящему»? Россия злится и презирает себя прошлого, и Америку заодно.

- Ваня, я просто хотел тебе достать Луну с неба. И вот… - в разжатом кулаке только серая пыль.
Серебряный кулон в тумбочке выглядит намного романтичнее, под стать этим безумным словам, которые посередине холодной войны на слух воспринимаются совсем как фантастика.

Россия в замешательстве смотрит на сверхдержаву, главной целью которой он считает своё уничтожение. Но слова из уст капиталиста заставляют ледяную корку из стереотипов немного надтреснуть. Может быть это всё наносное, и их чувства выше политических игр их шефов? Десятки и сотни ракет разной дальности, нацеленные друг на друга… Может быть, зря? Иван поднимается со стула, готовый озвучить свою догадку. Но тут Джонс опережает его:

- Когда ты не был коммунистом, ты понимал подобные метафоры, и доказательства тебе были не нужны. А теперь что с тобой стало? Если бы только послушал меня, и перестал нагонять жуть на весь мир…

Иван благодарит умерших вождей и небо, что не успел ничего высказать вслух. Джонс по-прежнему до невозможности предсказуем. Подлый, лживый, двуличный ублюдок. Чуть не развел на чувства! Иван жалеет, что согласился на встречу, но слово он сдержит. И даже голос не повысит.

- Вон.

- Но ты должен мне поверить!

- Убирайся. Или тебе помочь?

Россия знает по опыту, что от его гнева температура в комнате понижается – щеки начинает покалывать. Джонс, видимо, это чувствует, поэтому, не прощаясь, быстро ретируется. Иван тяжело падает в кресло, в груди болит, как будто пару километров пробежал без остановки.

Он почти поверил, что странам можно иметь что-то личное, кроме идеологии. И разочаровался, почти навсегда.

***

В самолете Альфред от пережитого разговора уже и сам начинает сомневаться. А был ли он на Луне? Потом одергивает себя и, запрещая себе думать о чём-либо, проваливается в сон. Ему снится кошмар: рыцарь света, в который раз, идёт в бой, а дракон, вместо того, чтобы с ним сражаться, ест горстями крупную чернику.

Конец




мечты

пропаганда

луна


__________________________________
*Почему у космонавтов тени в разные стороны? – потому что поверхность Луны не ровная.

*В космосе ветра не наблюдал, отчего тогда твой флаг развевается? – он не развивается, а свисает с рейки. Если бы они его просто повесили, то он бы повис непонятной тряпкой.

*А что, на разный фон денег не хватило? – до ближайших гор было около 20 км, поэтому на всех фотографиях эти горы видны.

* Людвиг здорово помог... - после войны добрую половину оборудования и ученых из Германии перевезли в США.

*
За всю человеческую историю на Луне побывало 12 американцев.

Доказательства: Кроме реголита, на Луне установлены «Отражатели» – если посветить на Луну лазером, то их можно заметить.

*Я пока никому ничего говорить не буду… -Не СССР начал бучу о том, что, мол, экспедиции не было, а сами США. Может у Ала был компромат на неудачные лунные Ванины попытки или ещё что... Поэтому тот сильно не возникал.

* «Поэтому, когда первый спутник был запущен Советским Союзом, Альфред впал в панику, а потом и в депрессию» - США с большой помпой рекламировали свой спутник по всем СМИ. Тут можно прочитать про конфуз в прямом эфире: www.cosmoworld.ru/spaceencyclopedia/publication....

Вот несколько газетных заголовков:

Американское информационное агентство «Юнайтед пресс» в связи с запуском первого в мире искусственного спутника Земли передало: «90 процентов разговоров об искусственных спутниках Земли приходилось на долю США. Как оказалось, 100 процентов дела пришлось на Россию...».

Американская газета «Нью-Йорк геральд трибюн» написала: «Наша страна понесла поражение в эпическом соревновании XX века...».

Американская газета «Дейли ньюс» написала: «Сейчас мы выглядим довольно глупо со всеми нашим пропагандистским визгом, когда мы утверждали на весь мир, что русские плетутся где-то в хвосте в области научных достижений...».

Картинки найдены на просторах интернета.


Вопрос: Покатит?
1. Да!  19  (100%)
Всего: 19

@темы: Америка, Россия, фанфик, хеталия

URL
Комментарии
2012-03-27 в 11:12 

Sam River [DELETED user]
Замечательный фанфик! Мне так нравится ваш выдержаный ритм, пересказ многих событий. Они так умело вплетаются в повествование, без всяких надписей Флэшбек. Спасибо вам за интересный текст!

2012-04-09 в 16:56 

Люся_Зорина
Гениальность вдохновляет негодование
Вам спасибо за такой приятный отзыв!

URL
2012-04-09 в 17:17 

Sam River [DELETED user]
Мне очень понравилось! И сдержанно, и подробные описания; Иван с Альфредом в характере и вот прям такие, какие кажутся мне. Настроение фанфика - в воспоминаниях Вани и Альфреда, но мне так понравилось, что вы не нагнетали ангст и чернуху на пустом месте (как любят многие делать), ведь все же герои - особенные, долгожители.
Приглянулось мне конечно то, как аккуратно флэшбеки смотрятся с основным текстом. Здорово!

   

No pasaran!

главная